Как в кино врут о спецназе

Военная аудитория всегда придирчиво смотрит на фильмы о военных: какой рукой отдал приветствие, взялся ли за козырек, как оправил ремень — правда в деталях, выдающих человека гражданского. Режиссеры попытались снять несколько фильмов про бойцов спецназа. Некоторым удалось стать популярными и собрать аудиторию. Read more: «Как в кино врут о спецназе»


Что стоит посмотреть в самом крупном городе Европы

Стамбул: старинный мегаполис и город котов

Стамбул — древний и одновременно современный турецкий город, окутанный множеством стереотипов. Read more: «Стамбул: старинный мегаполис и город котов»


Тренировавший на Ближнем Востоке специалист о ЧМ в Катаре и положении дел в российском футболе

Борис Петрович так часто отвечает на наши вопросы про футбол в качестве эксперта, что был несколько обескуражен, когда мы попросили его вспомнить, как ему жилось в Саудовской Аравии и Эмиратах, что удивляло в Китае и каково было работать в Ираке при Саддаме Хусейне. А вспомнить Игнатьеву есть что. Жаль, что он редко об этом рассказывает. Правда, начали мы все-таки с футбола…

Борис Игнатьев: "Под взглядом Хусейна терял самообладание"

фото: Артем Макеев

— Борис Петрович, еще до старта чемпионата мира в прошлом году вы четко предсказали, что Россия выйдет со второго места в группе, попадет на Испанию, ошиблись только в одном: вы сказали, что на этом сказка закончится…

— Да, действительно, думал, что уж Испанию мы никак не обыграем. Даже при той добротной и осязаемой игре, которую сборная показывала на групповом этапе, все равно не верил. Но вот что скажу, хотя кто-то будет после этого кидать в меня камнями. Многое в футболе решает фарт. Дай нам десять раз сыграть с Испанией, девять с половиной раз проиграем. Это стечение обстоятельств, счастливый случай, который помог нам двигаться дальше. Но нельзя же сказать, что в футболе такого не бывает! Просто ребята с таким желанием и стремлением играли, что судьба их за это отблагодарила.

— Следующий чемпионат мира пройдет в Катаре. И если мы, конечно, сможем пройти отбор, чего ожидать от этой загадочной страны людям? Вы ведь хорошо знакомы с арабским Востоком, работали в Эмиратах, в Саудовской Аравии…

— Когда я там жил, было другое время. Европейцы тогда там были в диковинку. Сейчас все изменилось, грани стираются. Бояться точно не следует. Сам я опасаюсь только погодных условий. Жить в тех условиях, в которых я жил, просто невозможно. Это не просто жара, это изнуряющее пекло. А все остальное они сделают по высшему разряду. Что касается поведения, то некоторые моменты, конечно, надо будет знать. Как относиться к женщинам, не вмешиваться в их привычки и ритуалы, иначе отпор можно получить.

— Вас инструктировали перед поездкой?

— Конечно! В посольстве все объяснили, но все равно я многому удивлялся. Я не знал, что любое занятие, будь то тренировка или любая другая работа, вдруг прекращается, когда наступает время молитвы. Идет у меня тренировка, я даю упражнение, но в какой-то момент они достают коврики, и все садятся молиться. Потом пришлось время перестраивать, тренировки переносить.

«Не спал ночами, а потом стал ругаться матом»

— Когда вы приехали в Эмираты, у вас не было переводчика…

— Да, тяжеловато было. Помню, ночами не спал, потому что все время в напряжении, работать приходилось в очень непривычных условиях. Вскакивал посреди ночи и чуть ли не кричал: вперед, дружина! (Смеется.) А потом начал матом ругаться и таким образом выплескивал эмоции. Футболисты мои все равно ничего не понимали. Вообще смешных моментов было много.

— Расскажете?

— Дал я упражнение, разделил их на несколько квадратов, а у них такого никогда не было. Условие — чтобы мяч за пределы квадрата не выходил. И вот один убегает из квадрата и играет везде. Они мне: «Капитан, кура бара»! То есть «мяч вышел». А я им: «Кура бара — это …» — в общем, русское матерное. Ну так они запомнили! И в следующий раз уже: «Капитан, кура бара …!» И тут приехал консул. Спрашивает: «Петрович, а чего это у тебя ребята так матом ругаются? У нас тут в стране только пятеро русских, где они научились?» Да сам удивляюсь, говорю. Такие простые слова они быстро схватывали. Потом уже я стал учить арабский. Дали в посольстве что-то вроде словаря. Я так много зубрил, что аж подташнивало. Думал: мать родная, надо все бросать и домой ехать. Но потом все вроде наладилось. Они очень добрые люди.

— Так хорошо пошло, что потом в Ирак решили поехать…

— Это меня Лобановский сосватал. Так бы я, может, и не поехал. Говорит, поезжайте с Морозовым Юрием Андреевичем в Ирак, он будет с первой командой работать, а ты с олимпийской. Ну я и согласился. И там познал всю внутреннюю силу мистера Удея, сына Саддама Хусейна. Он был руководителем Олимпийского комитета Ирака и президентом местной федерации футбола. Мы играли товарищеский матч с первой сборной, и наша олимпийская выиграла. И он меня пригласил к себе. Он смотрел на людей так, что ты терял самообладание. Я такого никогда не испытывал, с кем бы в жизни ни общался. Ну никогда! Пот лился градом. Взгляд такой, что ты готов ему все отдать. Деньги, костюм, жизнь.

— А зачем он вас позвал?

— Сначала хвалил, говорил, что хорошо играли. А потом стал спрашивать, что нужно сделать, чтобы хорошо выступить в отборочном олимпийском турнире. Ну я назвал двух футболистов, которых хорошо было бы взять в команду. Вернее, в качестве примера их привел, что похожих игроков было бы неплохо иметь. Те самые игроки по возрасту не проходили. Он спрашивает, когда у меня тренировка, и говорит, что эти ребята на нее придут. Начинаю объяснять, что их конкретно не имел в виду из-за возраста. А он переводчику говорит: ты его спроси, он тренер или бухгалтер? В общем, на следующей тренировке эти ребята были с новыми паспортами. Но не пригодились. Началась война с Кувейтом, и стало не до футбола. Мы быстренько всей своей бригадой уехали.

— Страшно было?

— Да мы войны не ощущали. Наших футболистов забирали в Кувейт, раздали всем автоматы. Один пришел на тренировку с оружием. Дали мне пострелять. А в Кувейт они ездили грабить магазины. Кто машину привезет, кто еще что ценное. Мне, помню, кассеты чистые привезли в качестве подарка.

— Значит, неприятностей из-за непонимания обычаев и менталитета не было нигде?

— Ну, может, по мелочи. Когда поехал в Саудовскую Аравию, взял с собой помощников. А они, не зная ни слова по-английски, как-то познакомились с американскими летчиками и купили у них самогон. Конечно, их арестовали. Я ходил их вызволять из полицейского участка. А еще в Эмиратах, помню, женщин не видно было вообще на улицах. А мы с женой жили недалеко от пляжа. Так вот она утром ходила плавать, а местные каждый раз садились на берегу и смотрели, как русская женщина купается. Потом, правда, мне шейх сказал, что лучше не надо, это не принято, может раздражать.

— Тогда дом с бассейном должны были вам предоставить. Как в такую жару — и не купаться?

— Дом с бассейном у меня был в Саудовской Аравии. А в соседнем жил французский летчик. Жена у него была крупная, здоровая такая! Мы с ней по утрам в теннис играли. А она еле ходит, не то что бегать… И я такой кайф получал от того, что обыгрывал ее все время! Сначала обыграю, потом наплаваюсь в бассейне и целый день с положительными эмоциями. Сам, конечно, над собой смеялся: кого ты обыграл-то!! Но все равно было хорошо.

Борис Игнатьев: "Под взглядом Хусейна терял самообладание"

Борис Игнатьев за свою тренерскую карьеру побывал в Эмиратах, Саудовской Аравии, Ираке.

«Один раз видел, как приговаривали к смертной казни»

— Вы ведь и в Китае работали. Тогда уже чувствовалось, как китайцы заинтересованы в развитии абсолютно всех видов спорта?

— Они тогда вкладывали деньги в спорт не как в проект, который бы позволял им говорить об имидже страны. Это был именно социальный проект, чтобы все люди были заняты спортом. И ведь так и было! Все утром выходят и делают зарядку. Я был тренером сборной, но я не должен был просто тренировать команду. Я должен был помочь им в развитии. В моем контракте было прописано, что три или четыре раза я должен собирать тренеров, рассказывать им секреты тренерского искусства. Потом должен был ходить в юношеские школы, академию. Но при этом не ставилась задача что-то обязательно выиграть. Вообще, им сложно играть хорошо. Вот по конституции, по нервно-мышечной проводимости, по другим физиологическим параметрам есть народности, которым сложно. Мы никак до испанцев не дотянем. Шведы, норвежцы никогда не станут великой футбольной нацией, потому что другая физиология. Да, в индивидуальных видах спорта они все короли. А баскетбол, волейбол, футбол… Если только отдельные личности, но не вся команда.

— А китайцы это понимают?

— Конечно. Они приглашают к себе мировых футбольных звезд, больших мастеров, просто чтобы в стране развивался этот вид спорта. Народ любит там футбол.

— Условия, наверное, были сказочные?

— Не то слово! У команды уже в то время была потрясающая база. Четыре поля для разной погоды. Или просто чтобы тренировались на каждом по очереди и давали траве отдохнуть. У меня было три переводчика, четыре помощника-китайца и двое наших.

— Комфортно с китайцами работать?

— Они очень исполнительные, послушные, и, самое главное, все друг друга уважают. Вот чего нам как раз не хватает. В Китае не важно, Миллер ты, Абрамович или водопроводчик. Все чувствуют уважение и самоуважение. Помню, начал что-то объяснять с эмоциональной окраской. А меня президент клуба останавливает: «У нас этого нельзя делать. Они такие же, как ты. Тут все равны и все братья. Ты убеждай, но повышать голос ты не имеешь права».

— В Китае вы однажды попали на стадион, когда на нем зачитывался смертный приговор…

— Один раз было, да. Хотя там часто приговаривали к смертной казни за коррупцию. Ощущения… Далеко до праздника. Люди собирались на стадионе, человека выводили, зачитывали… Не видел, чтобы кто-то плакал, но и чтоб радовались и злорадствовали, тоже не видел. Хотя я, честно говоря, никаких вопросов на эту тему не задавал, не углублялся, потому что это был очень неприятный момент.

«Что сейчас делать в Доме футбола? Кого там слушать?»

— Борис Петрович, давайте вернемся к нашим реалиям. Лет десять назад вы говорили, что молодые тренеры пошли нахальные и что вы боялись даже моргнуть, когда попадали в окружение заслуженных мастеров. Не изменили свое мнение?

— Честно говоря, не помню, что я тогда имел в виду, но то, что они сейчас более свободные и раскованные, действительно так. Наверное, это неплохо. А я — да, моргнуть боялся. Помню, раньше приходишь в РФС, а там Сальников, Нетто, Симонян, Старостин… И работа обсуждалась, и спорили, бывало. Слушать бы и слушать! Как они все прекрасно рассказывали! Спорили даже о мелочах, например спать перед игрой или не спать. Нетто говорил, что он брал шоколадку и шел гулять. А Симонян спать ложился… Но из таких мелочей и складывается профессионализм. А сейчас что делать в Доме футбола? К кому ходить и кого слушать? Да во всем футболе сейчас так. Управлять хотят люди, которые не знают, что на поле играют 11 на 11. И ладно бы занимались только хозяйственной деятельностью, а не лезли бы в тренировочный процесс.

— Лезут, да?

— Ну вот, например, когда работал в «Локомотиве», говорил Смородской: «Ольга Юрьевна, вы за что должны отвечать? Где дворников расставить, кому какие ключи раздать, кто какие ворота будет открывать, зарплату чтоб вовремя всем платили. А вы о чем? Вы меня учите, как правый защитник Янбаев должен играть!». И так везде сейчас. Есть Объединение отечественных тренеров, куда входят Гаджиев, Газзаев, Гершкович, Карпин и другие. Так нас же вообще никуда не подпускают. Вот спросили бы, почему у нас скорости нет в футболе? Я бы сказал, что с Лобановским провел долгие годы и знаю, что Васильич все дни, кроме понедельника, тренировал два раза в день. Сейчас такого нет нигде. Может быть, мой тезис спорный, но это же тезис! Так давайте его обсудим со всех сторон. Может, и вынесем истину из обсуждения. Но ведь нет. Так и живем…

Заголовок в газете: «Под взглядом Удея Хусейна терял самообладание»

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28084 от 25 сентября 2019
Источник


Поклонники португальца молчать не стали

Когда одного из них выбирают лучшим, второй обязательно недоволен. Самим королям, конечно, нужно держать лицо, но за них негодуют подданные, верные им армии поклонников. Read more: «Значит, война: Роналду проигнорировал вручение Месси премии игроку года ФИФА»


Английский язык современные мамы предпочитают прививать малышу почти с пеленок. Один из самых популярных способов легко и непринужденно учить английский с ранних лет — обучение по мультфильмам. Репетитор и автор блога онлайн-платформы для поиска репетиторов Preply. Read more: «12 мультфильмов на английском для обучения языку. Лучшие мультфильмы на английском: Маззи, Гого, кот Кроуфорд, кролик Питер.»


В рейтинге оказались преимущественно города Индии и Китая

Самые загрязненные города мира: ТОП-15 грязных населенных пунктов

Самые загрязненные города мира определили эксперты. Read more: «Самые загрязненные города мира: ТОП-15 грязных населенных пунктов»


Сегодня компьютер становится привычным средством познания мира и перестает быть роскошью.

Ему два года. Он лезет маме на руки, когда та сидит за компьютером, нажимает кнопочки и радуется возникающим на экране значкам. Оттащить его практически невозможно. Read more: «Научите ребенка дружить с компьютером. Ребенок и компьютер»


Но у тебя еще есть время посетить известную достопримечательность Рима

Будь в курсе: входной билет в Колизей подорожает и изменятся правила посещения

Самая известная достопримечательность Рима — Колизей станет более дорогим для туристов. Read more: «Будь в курсе: входной билет в Колизей подорожает и изменятся правила посещения»


Scania представила собственный прототип беспилотного грузовика без кабины (Видео)

Шведская компания Scania представила прототип беспилотного грузовика AXL, который отличает отсутствие кабины водителя.

Как пишет РБК, Scania AXL получил двигатель внутреннего сгорания, работающий на биотопливе, получаемом из возобновляемых ресурсов. В Scania назвали это примером совмещения традиционных и новых технологий. Read more: «Scania представила собственный прототип беспилотного грузовика без кабины (Видео)»